Полный вперед...

Стихи, рассказы, музыка, картины, web-сайты,хобби.

Непрочитанное сообщение Сэм » Вс сен 30, 2007 12:51 am

Где ты ?Дорогая моя,я так по тебе скучаю...
Сэм
Легенда форума
 
Сообщения: 7438
Зарегистрирован: Ср мар 08, 2006 5:53 pm
Откуда: г. Иствич, графство Саффолк

Непрочитанное сообщение Кокаин » Вт окт 02, 2007 10:08 pm

Ёлочка
будет будет там еще столько страниц.....
Грамм кокаина давно уже стоит дороже грамма души.
Аватара пользователя
Кокаин
Легенда форума
 
Сообщения: 3674
Зарегистрирован: Вс май 07, 2006 11:55 pm
Откуда: Южная Франция =P

Непрочитанное сообщение XIWANG » Пн окт 08, 2007 4:47 pm

MALINKA писал(а):будет будет там еще столько страниц.....


поскорее бы только...
Изображение
Аватара пользователя
XIWANG
Новичок
 
Сообщения: 127
Зарегистрирован: Вс июл 09, 2006 9:12 am

Непрочитанное сообщение Iken » Пн окт 08, 2007 7:39 pm

Ух,читала на одном дыхании.Затигавет очень рассказ :) .Читаешь и думаешь, что такого не бывает, а сдругой стороны всё так реально и правдободоно.Вообщем, очень жду проды!!!!
Любовь никогда не бывает без грусти,
Но это приятней, чем грусть без любви.
Аватара пользователя
Iken
Свой Человек
 
Сообщения: 519
Зарегистрирован: Пт июн 08, 2007 7:48 pm
Откуда: Минssк

Непрочитанное сообщение Ёлочка » Пн ноя 05, 2007 4:12 pm

ну где же продолжение??? Я уже по второму разу перечитала))) Опять плакала!
Хочешь напиться - не пей из унитаза.
Аватара пользователя
Ёлочка
Втянувшийся
 
Сообщения: 434
Зарегистрирован: Вт май 02, 2006 2:14 pm
Откуда: из столицы казачества

Непрочитанное сообщение 10catz » Пн ноя 05, 2007 6:53 pm

Часть 47: Воскресенье

Самым ужасным было первое утро. Она проснулась на полу около батареи в ледяной комнате. Если бы не пальто и сапоги, в которых она уснула, то наверное бы уже и не проснулась. Все болело, глаза были красными, нос забит, лицо опухло. Сквернее всего было на душе. Такое ощущение, что она очнулась после пьянки, но похмельне проходит, а душевный мрак остается.
Несколько секунд она думала, что ей приснился кошмар, но мысли медленно заполняли голову, напоминали ей, кололи сердце как сосульки. Хотелось стошнить или зарыться куда подальше, но «куда подальше» рядом не было.
Лера доползла до зеркала: на нее смотрела потрепанная девица с заплаканными глазами. Появилось желание почистить зубы, умыться и смыть весь этот кошмар, а куда?
Закрыла окно, села на кровать в пальто – в комнате было все еще холодно.
Тяжело было поверить, что Саша покинул ее жизнь. Раньше всегда была надежда, а теперь над ней можно было потешаться. Глупая, никчемная, наивная надежда. Надя... Что она теперь будет делать? Воскресение – можно пойти в церковь, помолиться. Можно попробовать удавиться так, а можно ему позвонить, просить, плакать. Найти где он живет, случайно там появляться. Узнать где он тусуется, влиться в его компанию. Прийти к нему на работу, в конце концов, броситься на стол, стать его любовницей! Раз изменяет с одной, значит найдется место и для второй. А второй ли?
- *сплошное негодование, ей-богу*, - подумала Лера. Как она ненавидела его сейчас. Его лживость и лицемерие. И ему еще хватало наглости притворятся праведником и говорить, что он не верит в измену. Если бы она только могла плюнуть ему сейчас в морду, она бы это сделала. Как она могла быть так наивна и поверить, что этот ублюдок спал с одной только сучкой на протяжении 3х лет. Сколько там они лет вместе? Что он, что его потаскуха. Сколько времени? 6 утра. Как на даче.... В голове моментально пронеслись самые яркие воспоминания: кафе, печенья, нежность, его тело. Злость заглушила боль. А при мысли о ТОЙ и о Свете, боль померкла перед отчаянием.

Лера пробралась на кухню, нашла маленькую бутылку водки, которую тетка держала на всякий случай. Этот «всякий случай» наступил.
Закрылась в комнате.
Хлебнула.
От нее воротило, горло обжигало, но надо было пить. Лера сидела на корточках в пальто и насилу заливала в себя водку. Вспомнила Стаса в подъезде – только таких уродов она достойна.
Еще глоток – новые вопросы. Почему он не хотел с ней спать? Наверное, нашел непривлекательной.
Потом вспомнила тот поцелуй. Он уже был чем-то забытым. Она не помнила все детали и каждую секудну. Можно было подумать, что он ей приснился. Какая боль. Водка ударила в голову быстро и сильно. От нее наступало тяжелое опъянение – совсем не такое легкое-приятное, которое бывало от шампанского.
Лера залилась слезами. Больше пить она не могла, но теперь в пьяном виде могла пожалеть себя вдоволь. Через полчаса слезы кончились и начало подташнивать. Она вышла в гостиную в пальто. Там сидела испуганная тетя: видимо та услышала, как Лера рылась на кухне и встала.
- Он бросил меня, - каким-то басом протянула Лера и пошла в ванную. Потом она сидела над унитазом: блевала и плакала. Рядом стояла Нина Николаевна. Она даже не знала, что делать со своей несчастной племянницей.

Это было самое яркое событие воскресенья. Потом все слилось в одну серую кашу, из которой не было выхода.
10catz
Крутой Новичок
 
Сообщения: 188
Зарегистрирован: Вт мар 14, 2006 7:02 am
Откуда: город космонавтиков и город героев

Непрочитанное сообщение 10catz » Пн ноя 05, 2007 6:54 pm

Часть 48: Кошка, которая гуляла сама себе.


За окном все серое. Небо серое. И снег тоже. Все затянуто тучами. На часах 7 утра. Серое время. Вставать нет сил. Может забить на работу, не прийти, сказать, что заболела? Зачем вообще работать? Это все настолько тускло. Вообще жизнь – тусклое занятие. Зачем жить, для кого? На улице мокро, грязно, противно. Толпа серых лиц с блеклыми глазами, тонкими губами, стянутыми в неприятную улыбку. Жить нет сил. Это не жизнь, а существование. Где-то читала, что «комар должен научиться СОСУЩЕствовать». Что за бред лезет в голову? Все спрашивают, что не так; тетя допекает своими улюлюканьями, уговорами... Как можно им прокричать так, чтобы они поняли что и почему у нее болит?

Каждый день, как каторга. Иногда находит паника – тогда тело охватывает легкая дрожь, к горлу подкатывает ком, кажется, что кто-то умер. Не умер, но ушел из жизни. В такие моменты хочется забиться в угол. Первый раз так случилось, когда она ехала в метро с доставкой. Подумала, что чем-то болеет, выскочила из забитого вагона, села на скамеечку и просидела так около часа. Нервы шалили. За то, что она опоздала на нее наорала секретарша компании, в которую должна была прийти посылка. Тошно. После этого Лера долго плакала.

Больше всего нравились вечера и ночи. Можно было лечь в кровать и начать мечтать. О нем, о них, о счастье. Спала всегда плохо и мало. С тетей не общалась, печатать рефераты перестала. Даже не знала, в каком состоянии была та работа.

Как-то вечером тетя сказала: «Лерочка, у моей знакомой есть сын. Очаровательный мальчик....». Даже договорить не успела; Лера заорала: «Не хочу, не нужен мне никто!»
Потом опять в слезы, опять запертая комната, опять чувство вины перед ничем не виноватой тетей. И так всю неделю подряд. Мысли о суициде, потом собственный смех над личной убогостью.

В понедельник она весь день придумывала причину позвонить Саше. Вернуть книгу? Подарить подарок на новый год? Попросить совет? Просто сказать привет, сказать, что скучает???
Так и не придумав ничего особенного, Лера заперлась в комнате. 8 вечера – вроде должен подойти к телефону. Села на кровать, дрожащими пальцами нажимала на кнопочки сотового. Вот и :). Зеленая кнопка, щелчки набора номера. Зловещая тишина. Потом этот страшный звук. Этот поганый женский голос. Боже, боже, за что ей это? Почему он это сделал? Лера уронила голову на руки и заплакала, а из трубки так и доносилось: «Абонент не обслуживается».

Когда Лера открыла глаза, она уже лежала в кровати. Наверное ее тетя уложила. Из-под двери проглядывал тонкий лучик света с кухни. Лера замоталась в одеяло и вышла. Тетя писала сочинение.
- Нина Николаевна, помните Саша приходил за моими вещами?
Тетя отложила ручку в сторону.
- Да, помню.
Лера не знала, что спросить. Молча смотрела на тетю заплаканными глазами.
- Он вам понравился? - наконец сказала Лера.
- Мне не нравится, до чего он тебя довел.
- Я не это спросила, - огрызлась Лера.
- Ну, он конечно приятный человек, вежливый, но вел он себя с тобой бестактно.
- Он – самый лучший, - прошептала Лера.
- Лерочка, когда любишь, так всегда кажется, но на самом...
- Нет! – отрезала Лерочка. – Он действительно – лучший. Он никогда не пользовался мной, как бы я этого не желала.
Тетя молчала.
- Знаете, он отключил свой номер. Не хочет, чтобы я ему звонила. Мне иногда кажется, что я его увижу через много месяцев, женатым, с ребенком. И тогда пойму, что жить незачем.
- Что ты, Лерочка, не смей так рассуждать. Ты должна, нет, обязана жить. Он не стоит этого.... Ты так плакала, когда вернулась в субботу. Он тебя обидел?
- Нет... Он просто ушел. Я пойду спать, ладно? Извините меня за всю грубость. Я стараюсь.
Тетя обняла несчастную овечку и проводила ее спать.

Еще несколько дней Лера проходила как зомби, потом решила просто увидеть Сашу. Одним глазком. С утра до работы поехала к его офису, встала неподалеку от входа в здание и стала наблюдать за входящими. Люди вливались десятками, а знакомое лицо так и не появлялось. Конечно, Лерочка забыла, что ее Аполлон проходил в здание прямо из подземного гаража, минуя вход с улицы. Простояв полтора часа на морозе, она поплелась на работу, уговаривая себя, что Саша просто не пришел сегодня. Решила повторить подвиг на следующий день.

Тоже самое произошло и на следующий день – Саша не появился. Тогда Лера прибежала во время обеда. Но Саша опять не появился. Это точно конец. Надо учиться жить... Одной. Без него.

Лера ехала в метро, думала о том, что Сашеньки больше нет. Рядом на сиденье поставила папку с документами. Вагон полупустой. Напротив сидит мальчик, слушает плеер, в такт под музыку кивает головой. Лера опустила глаза, позволила одиночеству одержать победу над собой в очередной раз и начала плакать.
Еще 2 остановки, ее станция. Зомби вышла из вагона, пошла к выходу. Кто-то резво прокричал «Девушка, девушка в пуховике!» Лера обернулась – к ней бежал мальчик с плеером. В руках он держал ее папку.
- О господи, что же я наделала, чуть не потеряла!
- Девушка, вы забыли, - сказал парень.
- Спасибо, - тихо произнесла Лера.
- Вы в порядке?
- Нет.
Парень не ожидал такого ответа поэтому молча смотрел на Леру.
- Спасибо за папку, - сказала Лера.
- А я вижу, вы плачете, а потом раз – вас нет, а папка осталась. Меня зовут Леша.
- Лера.
- Почему вы плачете?
- У меня умер друг.
- Ух ты, извините.
- Спасибо.
- Близкий?
- Любимый.
- Ваш парень?
- Почти.
Молчание.
- А куда вы сейчас идете?
- Надо отнести папку в офис. Я курьер.
- А я с учебы.
- Ну ладно, пойду я. Спасибо еще раз.
- Лера, можно я вам позвоню?
- Зачем?
- Не знаю. Поддержу в тяжелую минуту.
- Ладно, запишите мой телефон, - сказала Лера после паузы.

«Была не была» - решила она. Не ответит его звонок, если что.

Вечером дома она долго листала «Доктора Живаго». С любовью держала книгу в руках, думала о любимом Саше. Потом с сожалением и грустью закинула ее на антресоли – пора начинать жить как человек.

«До свидания, Саша» - подумала она перед сном. «Я люблю тебя».
И уснула. Впервые за долгое время.
10catz
Крутой Новичок
 
Сообщения: 188
Зарегистрирован: Вт мар 14, 2006 7:02 am
Откуда: город космонавтиков и город героев

Непрочитанное сообщение 10catz » Пн ноя 05, 2007 6:54 pm

Глава 49: Ни о чем.



Каждое утро начиналось с уговоров: надо встать, надо видеть в жизни все самое лучшее, надо улыбаться, надо отвлечься. Сказала тете, что ей нужно новое хобби. Та предложила выучить новый язык. «Немецкий» - пронеслось в голове. Потом ударило в голову: Почему именно немецкий?
Перед глазами стоит Саша. Он говорит по-немецки.
Слезы…

Из их рациона ушли котлеты – Лера плакала каждый раз, когда начинала их ковырять.
Через неделю позвонил Леша – сказал, что не мог прозвониться раньше, пригласил на концерт. Лера отказалась, рассказала тете, выслушала лекцию по теме «Надо жить, надо забыть, надо любить». Перезвонила Леше, сходила с ним на концерт. Музыка гремела – хоть не пришлось 2 часа разговаривать с ним.
Когда они шли домой, Леша взял ее за руку. Ей было чуждо прикосновение других рук, другого мужчины. Этот новый мальчик хоть и был симпатичен, ее он не привлекал. Но она не стала отстранять руки. Так они и шли: молча-романтично. Уже у подъезда он спросил:
- Можно тебе еще позвонить?
- Да, - вяло ответила Лера.
- Ты мне очень нравишься, - робко сказал он.
Лера молчала. Леша поцеловал ее, но, не почувствовав взаимности, смирился с ее чувствами, вернее с их отсутствием, и ушел. Той ночью Лера не спала. Она смотрела на луну и звезды, считала дни, которые провела без Саши, вспоминала. Ей стало казаться, что он действительно умер. Умер. А где могила-то? Куда приносить цветочки, какую землю умывать слезами? А он наверное ее даже не вспоминает…
Лера вспомнила тот поцелуй… Нет, он не мог быть к ней равнодушен! Она закрыла глаза и отчетливо вспомнила его горячие губы, его дыхание, руки…

И опять все сначала – головная боль по утрам, вялось на работе, активное времяпрепровождение с тетей – все, лишь бы забить эти чувства в дальний угол. Дни за днями проходят, приносят с собой новые испытания. Надо бороться.

Опять звонил Леша. Он пытался завести разговор, но Лера так не хотела болтать по телефону. Он звал к друзьям на день рождения, приглашал в кафе, а она все отнекивалась. Кое-как Леша тянул на себе разговор: расспрашивал ее про школу, про тетю про работу.

Лера слушала в полуха – усердно смотрела в окно. Неожиданно ее охватило непонятное чувство – она хотела выскочить из квартиры и бежать, бежать, бежать. Она хотела во что бы то ни стало найти его, упасть на колени и просто прокричать, как сильно она его любит. Дать ему понять, что он не один, что есть на свете человек, чья душа живет только ради него.
А потом полное бессилие перед ситуацией. Бежать некуда, кричать некому – все в прошлом. Глухая боль, отчаяние. Жизнь становится ничтожной в такие моменты…

Собрав в себе все силы Лера протянула:
- Я пойду на день рождения.
- Класс. Я про тебя уже всем рассказал.
- Да?
- Ага.
- А что ты им сказал?
- Я сказал, что встретил девушку с глубоко-печальными глазами.
- Надеюсь, я никого не разочарую. Что принести?
- Да так приходи. Торт купи, если хочешь.
- Ладно. Где встретимся?
- Давай и пушкина в 6.
- В пятницу?
- Да.

Идти к памятнику Пушкина – это, конечно, достижение, после того, как она там встречала Сашу… Единственного, с кем она вообще когда-либо встречалась. Эх, была-не была.

Была-была. Пришла она к Пушке, дождалась нового принца, пошла на день рождения. Сидела в куче неинтересных людей, которые запивали водку фантой и пивом, если чипсы, салаты и прочую муть. Кто-то учился, кто-то забивал на учебу и говорил, что не это в жизни главное. Посмеялись над Лерой, которая наивно собралась в МГУ и считала себя зачисленной за несколько месяцев до экзаменов. Да, уже прибежала-отучилась.
Потом играли медленную музыку, и Лера танцевала с Лешей. Потом он долго прижимался к ней на диване в темноте, пока не хватило храбрости поцеловать ее. Лера не оттолкнула его, но этот поцелуй ничего не значил. У нее не бежал по спине ходолок, не кружилась голова… «Лучше, чем Стас», уговаривала она себя.

Поздно ночью пошли провожать девченок всей гурьбой. Падали в сугробы, гоготали, шутили. Вчервые за долгое время Лера улыбалась и не думала про Сашку. Перед подъездом она пламенно поцеловала Лешу; его друзья заулюлюкали. Поднимаясь по лестнице, Лера думала о том, что она правильно поступала, отвлекаясь на Лешу. Он классный парень, много друзей. Надо обмануть саму себя и заставить верить в чувства к этому новому человеку.
10catz
Крутой Новичок
 
Сообщения: 188
Зарегистрирован: Вт мар 14, 2006 7:02 am
Откуда: город космонавтиков и город героев

Непрочитанное сообщение 10catz » Пн ноя 05, 2007 6:54 pm

Часть 50: История одной любви


Лера старательно пыталась утопить себя в ежедневной рутине, дабы не думать об Аполлоне. Проходили дни, ее телефон молчал, надежда медленно умирала. Пару раз в неделю она встречалась с Лешей, держала его за руку, давала ему целовать себя вдоволь, занималась самовнушением: говорила, что так надо, так правильно. Через месяц, после расставания, Лера вроде как смогла себя уговорить. Саша стал для нее тем умершим другом, о котором иногда «невзначай» спрашивал Леша.

Ее раздражала Лешина инфантильность, робость и нерешительность. Когда он несмело держал Леру за руку, она вспоминала настоящие мужские руки Саши.
Ее не привлекал Лешин аромат: он пах как младенец с примесью одеколона.
И вообще, Леша напоминал ей похотливого мальчика, который старательно обтирался об Леру, местами обронял непристойности и всячески показывал свое желание раздеть Леру – хотя он, наверное, не знал, что с ней, голой, делать. Другое дело Саша – человек, который знал, что он хотел, знал, что ему нужно делать, можег держать все и вся под контролем. Все ли? Лера часто вспомнилала его печальное лицо, освещенное фонарями. Она пыталась анализировать его, старалась понять, почему, зачем он ее поцеловал. Ответов было миллион, и в тоже время их не было.

Леша не любил Пастернака, а «Доктора Живаго» даже не читал. Когда Лера повела его в Третьяковку, он вяло посмотрел на «так себе» картины Левитана, а до Врубеля они так и не дошли.
Но при этом он бе был глупым парнем – играл на гитаре, любил животных, читал книги по физике. Все равно, чего-то ему не хватала.
Манер.

Он как-то назвал Леру «блатной» потому что она так легко получила прописку, а ее знакомые устроили ее в университет. Она молчала, ничего не говорила. А что она могла сказать? Что ее совершенно не волнует этот человек? Что она думает о другом? Рассказать Лешечке о том, как ее возили в мерседесе, покупали дорогие вещи и дарили шикарные цветы, чтобы потом вся его компания ржала над ее бурной фантазией?

Но все равно она старалась, забывала, не думала о том, кого любила. Иногда получалось, иногда она насилу заставляла себя встречаться с Лешей, потому что одиночество сжирало ее. Как термиты, оно прогрызало дыры в голове и питалось мыслями и воспоминаниями, не давало старым ранам зажить.
А ведь уже близился март – первый месяц весны, месяц любви...

Как она пережила 14 февраля, день всех влюбленных, она сама не знала. Никогда не справляла, поэтому не было так больно, но весь день думала о Саше, о той, кому он будет дарить цветы и любовь, кому отдаст все свои поцелуи... Боль раздирала сердце, подталковало на мысли о суициде, которые исчезали быстрее, чем это делала надежда.

Опять звонил Леша, опять Лера заставила себя пойти с ним гулять.
Эта холодная, почти склизкая рука вызывает у нее отвращение. Но какой у нее выбор? Сидеть дома одной, страдать, мучаться? Лучше с этим ходить. Они быстро перешли на ты – между ними не оставалось ничего недосказанного, ни одной тайны, ни одного секрета.

Они гуляли по парку в центре города, наслаждались первыми весенними лучами солнца. Со стороны эта парочка была похожа на счастливых влюбленных: ОН нежно держал ее за руку, ОНА мило улыбалась его словам. Лера действительно слушала его; возможно, впервые за все время их знакомства. Прошлое казалось сном, а настоящее уже не выглядело так ужасно.
Они подошли к перекрестку и стали ждать зеленого света. Леша рассказывал про учебу и недавнюю сессию; запивал свой рассказ пивом. Лера немного безразлично смотрела на проезжающие машины и ела шоколадку.
Тут ее сердце сжалось – мимо проехала Сашина машина. Была ли это именно ЕГО машина, или просто такой же черный джип, внутри которого так тепло и приятно – она не знала. За джипом потянулись тараканы. Все, что Лера так старательно забывала и прятала – все вылезло наружу, напомнило о том, что было, о той любви и боли, которые стали определением ее жизни. И моментально все рухнуло. Все усилия забыть пошли коту под хвост.
От расстройства у нее даже потемнело перед глазами и закружилась голова. На автомате она перешла дорогу, потом попросила Лешу проводить ее домой.
Уже у подъезда она решила рассказать всю правду. Или почти всю.

- Леша, помнишь я тебе говорила, что у меня знакомый умер?
- Ну?!
- Скоро будет 40 дней.
Молчание. Что они оба будут делать с этой информацией?

- Леш, мне как-то стыдно так скоро начинать встречаться с другим парнем. Как-то неуважительно по отношению к мертвому.
- (Помолчал). И давно ты это решила?
- Все время об этом думала. Ты расстроен?
- Ну так. Не ожидал, что мы так быстро расстанемся.
- Я не хочу расставаться, мне просто нужно время, чтобы забыть.
- А я что должен делать все это время?
- Если я тебе нравлюсь, то подожди.
- Ну-ну. Ты же говорила, что это не твой парень был.
- Мы были очень близкими друзьями. Дай мне хотя бы пару дней, чтобы я на кладбище могла сходить.
- Ладно. Позвони мне, когда одумаешься. Не обещаю быть свободным и ждать тебя с распростертыми объятиями, но пару дней может подожду.
- Странный ты какой-то. То я тебе нравлюсь, то ты ждать не хочешь.
- Разные вещи. Если бы мы были ближе, то я б ждал без проблем.
- В каком смысле ближе?
- Ну ты глупенькая. Мы уже месяц только за ручки держимся. Как детсад.
- А чего ты хочешь?
- Близости, детка, - Леша стал целовать ее. От одного слова «детка» ее тошнило, а в перемешку с поцелуями это был настоящий рвотный порошок.
- Леш, мне надо идти.
- Ну ладно, звони давай, - в голосе разочарование.

До вечера Лера удерживала мысли под контролем, но как только голова коснулась подушки, в голове начался хаос. Она судоржно пыталась придумать, как найти Сашу. Пыталась найти причину поговорить с ним – решила, что надо идти на контакт без причины. Просто сказать привет, просто признаться в любви... Но как? Мобильный номер больше не действовал. Прийти к нему в офис? Поставить всех в неловкое положение? Может написать письмо, послать на работу? Нет, он из вежливости не ответит, сделает вид, что не получил его.
Уже засыпая, ее осенило: коробка, в которой он послал ей книгу! Да-да! На всех курьерских посылках всегда нужно писать номер телефона отправителя! Господи, только бы эта коробка была на работе, только бы она ее не выкинула!
А дальше что? Дальше она знала, зачем позвонит и что скажет. Только бы была коробка, только бы он не ушел с той работы.

Спать Лера больше не могла. Неверующая, она встала голыми коленками на холодный жесткий пол, склонила голову и прошептала: «Господи, дай мне один шанс, всего лишь один шанс...»
10catz
Крутой Новичок
 
Сообщения: 188
Зарегистрирован: Вт мар 14, 2006 7:02 am
Откуда: город космонавтиков и город героев

Непрочитанное сообщение 10catz » Пн ноя 05, 2007 6:55 pm

Часть 51: Один шанс на двоих

Грозилась как-то бросить мой рассказ. Дам я тебе, бросить! Надаю по попе - будешь знать!
Глава - сурьезная, а попе посвящаю, потому что она для меня важное существо.

Спала ли она или дремала, Лера не знала. Чувствовала себя неважно – такое ощущение, будто она отравилась прошлой ночью и всю ночь пила активированный уголь. Тело охватила легкая, но неприятная дрожь. Очередная бессонная ночь, опять волнение и неуверенность.
Часы лениво показывали 6 часов утра. Спали даже утренние жаворонки. Лера одела махровый халат и пошла на кухню заваривать крепкий чай. Пока чайник медленно закипал, она смотрела в окно, стараясь отвлечься. Сегодня был решающий день, и у нее была всего одна попытка, всего один шанс. На кон было поставлено все. Немного трагично-драматично, но любовь не знает правил и границ.

Чай пила нарочито медленно, старалась растянуть время так, чтобы не появляться на работе неприлично рано. Оделась наряднее обычного, даже не осознавая этого. В офис шла наслаждаясь первым теплым весенним днем. Может это знак, что все получится? Но с каждой проходящей минутой нарастало волнение. Живот безудержно крутило, мозги плавали. Чертовы ноги еле передвигались... До работы идти еще 15 минут.
Вход.
Лифт.
Нервы.
Вот ее заветный шкафчик, где она хранит сумку.
Пусто.
Как и думала.
Где-где-где?
Мозг воспален, отказывается думать.
Куда она дела эту чертову коробку?
В канцелярской - там она открывала посылку!
Побежала в канцелярскую – точно. Коробка стоит среди прочего хлама на шкафу.
Семь заветных цифр – Сашин рабочий телефон. Осталось только дождаться обеда и позвонить.

Время тянулось медленно, Лера еле сдерживала свое волнение и панику. Она словно готовилась к чему-то очень важному весь день. Иногда жизнь подкидывает такие моменты, когда нужно сконцентрировать всю себя в одно единое, в одну силу, и направить ее на выполнение той задачи, которая стеной стоит и давит, давит, давит на всю сущность, все существование. Этой задачей было позвонить Саше. Что сказать? КАК поговорить с ним, чтобы донести до него свои чувства?Лера держит в руке ключ к жизни, но если он не подойдет к замку – жизнь оборвется. Все испробовано, остался один путь, на который Лера возлагала все свои надежды. Казалось, что если она позвонит, то все разрешится, все будет хорошо, но в то же самое время, это была последняя ниточка, за которую Лера могла зацепиться. Если она утратит ее, то не будет больше запасного плана. Эта одна последняя надежда.

Часы тихо промурлыкали час дня. Лера забилась в самый дальний угол офиса и минут 10 пыталась собраться с силами. Тело дрожало – значит голос тоже будет дрожать. Раз-два-три-четыре-пять-шесть-семь. Семь раз нажала на кнопки телефона и услышала гудки.
Подняла секретарша.
- Можно к телефону Александра? – Лера держалась молодцом.
- Как вас преставить?
- Это Лера звонит.
- Фамилия, девушка! – ну почему все секретарши такие стервы?
- Ам, Знакомая, - почему-то сказала Лера. Телефон щелкнул, заиграла приятная, «спокойная» музыка, которая очень сильно капала на нервы. Секретарша так и представила звонящую: Знакомая Лера.

Знакомая долго находилась на холде. Почти минуту, а потом тишина и мужской голос: «Да». Без нотки радости.

- Алле, Саша, здрасьте, это Лера, - подлый-подлый голос! Тварь ты дрожащая или право имеешь?
- Добрый день, - голос полон безразличия.
- Я, хм, извините, что я беспокою вас на работе, я не могла дозвониться по сотовому.

Тишина.

- Алле?
- Да, я вас слушаю.

От голоса веет холодом. Пробирает до мозга костей. Он не похож на ее Сашу – это какой-то безсердечный робот.

- Саша, я, вы... Как это..., - голос дрожит, - вы столько для меня.... для нас сделали, а мы вас так и не отблагодарили....

Молчит. Лера тоже. Она ожидала чего угодно, но не этого безразличия.

- Моя тетя и я, мы хотели пригласить вас на обед, на ужин....чтобы мы могли вас отблагодарить. Официально.

Опять пауза. Потом безразличный, усталый голос:

- Лера, мне кажется, что это не самая лучшая идея.

Удар под дых.

- Но... моя тетя, она так расстроится. Она очень хотела вас лично поблагодарить...
- Не стоит благодарностей. К тому же вы мне уже говорили спасибо, - он явно не хочет продолжать этот разговор.

Лера не знала, что сказать. У нее хватило сил только на этот звонок. Придумывать что-то, просить его она уже не могла. К горлу подкатился ком, глаза защипало.

- Я... – нос предательски шмыгнул.
- Лера, давайте без слез.
- Я не плачу, это простуда, - всем известно, что при простуде голос дрожит.
- Желаю скорейшего выздоровления.
- Значит вы не... не придете?
- Нет, Лера. Спасибо за приглашение.
- Но почему?

Молчание.

- Потому что мы и так зашли слишком далеко. Вы об этом прекрасно знаете, - ноль эмоций.

Опять вслипывание. Вот она, надежда, как песок ускользает между пальцами.

- Это будет только ужин. Честное слово.

Саша ничего не ответил.

- Алле? – неужели он повесил трубку?

Пауза.

- Да, я здесь.
- Мы сами будем готовить.
- Когда?
- Когда вам удобно. В любой вечер - мы свободны.
- Я подумаю и перезвоню вам, - и повесил трубку.

Лера заплакала. Опять эти чертовы слезы. Только теперь это были слезы страха. Таким далеким казался ей теперь Сашенька. Таким чужим... Почему он говорил с таким безразличием? Что изменилось за этот месяц? Он женился? У него ребенок? Он полюбил другую? Другую? Он всегда любил другую. Неужели от его нежности ничего не осталось? Как он мог говорить с ней, как с абсолютно посторонним человеком?

День проходил болезненно.
Ну когда же он перезвонит?

- Не сейчас, - говорили стрелки часов и отбивали очередной час.
- И не сейчас, - поддакивали вечерние звезды.
- Никогда, - передразнивал мокрый снег.

Лера боялась уходить с работы – а вдруг пропустит его звонок. Была не была – в восьмом часу она автобусами поехала домой. Телефон молчал, а она ждала. Ей казалось, что она нырнула глубже, чем могла вынести, и в кислородном баллоне уже почти кончился воздух. Ну что она будет делать, если умрет там, на дне этого страшного холодного синего океана?
Нет-нет, она свято верит в Сашину порядочность. Он позвонит, пусть только чтобы сказать «нет».

Дома она не могла найти себе места. Стала рисовать – ничего не выходило. Какие-то каляки-маляки, а рука предательски пыталась вывести 4 знакомые буквы.

В 11 вечера ей позвонили с неопределяемого номера. Саша.

- Алле, - сердце колотилось как бешеное.
- Лера, это Саша.
- Да, да! А я все ждала от вас звонка.
- Лера, я не смогу прийти. Извините. Передавайте привет тете.

Так-так, нужно срочно что-то придумать. Все теряет смысл. Какая-то темнота с безудержной силой заполняет все тело. Лере казалось, что она вот-вот потеряет сознание.
- Никогда не сможете? – сказала она ломающимся голосом.
Саша тяжело вздохнул и выдохнул. Молчал. Лера слышала тихое постукивание – ручка об стол?

- Подождите, - наконец сказал он.

Щелчок и тишинаааа. Мертвые с косами стоят.

Лера закрыла глаза и сжала руку в кулак. Другой крепко держала телефон.

- Я могу прийти в пятницу, - наконец вяло сказал он.
- Вы обещаете?
- Да. Во сколько?
- Давайте в 7 вечера.
- Если что-то изменится, я вам позвоню.

Гудки отбоя прежде чем Лера могла попрощаться. Прежде чем она могла спросить, что не так. Она чувствовала, что он чем-то расстроен, что-то терзает его душу. Может просто устал?

Опять безудержное волнение... Пятница это так скоро! Все должно быть идеальным: надо продумать меню, убрать квартиру, выбрать платье. А что она ему скажет? Ну поедЯт они, ну поболтают, а потом? Она скажет ему, что любит его? А он ее пошлет. Не грубо, конечно, а так, по-своему, мягко. Скажет что-то вроде «Пора идти, прощайте». И все. Надо отгонять такие мысли и браться за дело. Надо сообщить тете.

К ее удивлению, Нина Николаевна была недовольна Лериным решением пригласить Сашу на ужин.
- Оставь его в покое! - выкрикнула она.
Лера была в шоке и от слов и от тона – Нина Николаевна никогда не повышала голос.
- Почему? Почему я не могу бороться за любовь?
- Он тебе ясно дал понять, что между вами ничего быть не может, а ты настаиваешь, теребишь!
- А что мне делать? Жить всю жизнь, думая о том, что я его отпустила?
- Он сам ушел! Лерочка, ну как ты не понимаешь?? Ты звонишь, упрашиваешь, а что ты будешь после этого вечера делать?
- Не знаю. Я не могу без него.
- Поступай как хочешь! – и она махнула рукой.
- Вы мне поможете приготовить? – Лера заплакала.
- Лера-Лера, горе ты мое. Ну что я буду с тобой делать?
- Готовить со мной, - Лера рассмеялась сквозь слезы.
- Ладно, будем мы с тобой готовить, - Нина Николаевна обняла свою никудышницу

Среда, четверг, пятница... Времени мало. Два вечера посвящены генеральной уборке. Наряд – то черное платье, в котором она ходила в ресторан с Сашей. Тот же мелкий жемчуг. В пятницу взяла выходной. Записало тетку на стрижку. Две бессонные ночи. Теперь идет отсчет назад.
10catz
Крутой Новичок
 
Сообщения: 188
Зарегистрирован: Вт мар 14, 2006 7:02 am
Откуда: город космонавтиков и город героев

Непрочитанное сообщение 10catz » Пн ноя 05, 2007 6:56 pm

Часть 52: Еще раз про любовь...

-------------------------------------------------------------------------------------

Когда я вижу, как ты танцуешь, малыш, ты меня волнуешь
Когда ты смотришь так серьезно, малыш, я тебя люблю
Когда ты робко меня целуешь, малыш, ты меня волнуешь
Но не могу, не могу, извини, не могу
Но не могу, не могу, прости, не могу...(c)


Пятницу Лера встретила с широко открытыми глазами.
Было пасмурно и жутко холодно.
Все убрано.
Только мысли в беспорядке.
А вдруг сегодня будет последний раз?
А вдруг он не придет?

«Вдруг бывает только пук» - злобно подумала Лера и отклеилась от кровати.

Продумала план действий. Надо приготовить еду и привести себя в порядок.

Меню:
Курица по-венгерски с рисом – коронное блюдо Нины Николаевны.
Крабовый салат, оливье, салат нежность.... Не мало?
Шарлотка – коронный пирог Леры
Чай
Белое Вино
Эликсир Любви?

На кухне все чисто – можно с удовольствием готовить. Началась бесконечная резка овощей, смешивание ингридиентов, бесконечные размышления. Тетя проснулась в восемь и удивилась, что Лера уже встала. Молча позавтракали и опять занялись готовкой. В час дня были готовы салаты и разделана курица. Тетя пошла в парикмахерскую, а Лера стала резать яблоки для шарлотки.
Чем ближе был вечер, тем больше она волновалась. Как будто последний экзамен сегодня. Последний шанс...
Лера поставила пирог в духовку и присела на диван – у нее ныл живот. Она посидела несколько минут, стараясь успокоиться. Еще рано, еще полно времени, все будет хорошо. Но живот все ныл и ныл; ныл по-особенному.
«Только не это» - Лера поплелась в ванную.
Красный день календаря...
Что еще могло подпортить ей сегодняшний день?
Выпила несколько таблеток болеутоляющего. Обидно! Они не должны были приходить сегодня. Да уж, нет ничего хуже незванных гостей, тем более таких.

Что можно делать в часы ожидания? Ничего. Ровным счетом. Все убрано, еда почти что вся готова, одеваться рано. Живот не проходит – Лера прилегла. Не пролежала и минуты, как раздался звонок в дверь.
Она открыла глаза – неужели она спала. Сколько времени? Боже мой, уже начало четвертого! Побежала открывать дверь – пришла Нина Николаевна. Новая стрижка и окраска. Исчезли первые седые волосы, она выглядит на 10 лет моложе. Красавица!

- Шарлотка, - крикнула Лера и побежала на кухню, но было уже поздно. Пирог покрылся зловещей черной корочкой. Со злости Лера бросила его в раковину и пнула плиту. Тетя подняла брови и молча удалилась в ванную.

Лера пошла одеваться – надо было купить еще яблок и яиц.

- Лер, может готовый тортик купишь?
- Нет! Я хочу, чтобы он МОЙ торт ел!
- Ну смотри. Сейчас почти три тридцать. Пока ты все купишь, нарежешь, приготовишь... Опять на нервах собираться будешь?
- Я хочу сделать шарлотку, - Лера повысила голос.

Зазвонил мобильник. Федеральный номер. Может звонит Саша, чтобы отменить встречу?
- Алле Саша? – крикнула Лера в трубку.
Короткое молчание.
- Эээ, нет, вообще-то Леша, но ты хорошо оплакиваешь свой труп.
- (Блин). Леша, я просила тебя не звонить.
- Гулять собралась?
- Мне в магазин надо.
- А кто такой Саша?
- Никто.
- Понятненько.
- Что тебе понятненько? – голос срывался, но она старалась говорить сдержанно.
- Гулящая.
- Да что ты вообще обо мне знаешь? – Лера начала раздражаться.
- Я знаю, что ты мне нравишься, и я хочу быть с тобой.
Лера не знала, что ответить.
- Ты с кем-то еще встречаешься? – Леша не унимался.
- Нет.
- А, ну значит в магазин, потом на кладбище к Саше, да? – он явно язвил.
- Леша, я сказала, что не могу сейчас говорить! – прокричала Лера и отключила телефон.

От усталости хотелось плакать.

- Что ты так психуешь? – спросила ее тетя.
- Я не психую! – прошипела Лера. – Почему все идет криво и косо сегодня?? Пирог сгорел, этот козел мне звонит, я его просила оставить меня в покое, и еще месячные начались! Зачем они вообще сейчас начались?
Тетя выпучила глаза:
- А что ты собиралась сегодня делать?

Лера была шокирована этим вопросом.
- Ничего, - сказала она помедлив. – Просто очередной дискомфорт.
- Ну-ну, - тетя подозрительно посмотрела на психушку.
- Я быстро, - сказала Лера и впопыхах выскочила из квартиры.

Свежий воздух взбодрил ее. Лера купила яблоки и яйца. По дороге зашла в местный хозяйственный и купила пару тапочек, чтобы любимый Сашенька не застудил ноги.
Вернулась домой в лучшем настроении, стала заново готовить пирог. В этот раз он не подгорел.

Потом она долго мылась, укладывала волосы, красилась, одевалась, красила ногти. Тетя готовила курицу, Лера маялась по квартире, радуясь, что живот поддался таблеткам и перестал болеть.
Часы медленно тикали, стрелки приближались к заветной цифре 7. Как кошка, которая проносится по раскаленной крыше, едва касаясь ее лапами, Лера носилась по квартире, пытаясь сохранять спокойствие. Вот у Нины Николаевны это получалось замечательно – она была спокойна как удав.

Лера выглянула в окно – темнело. Его машины не видать.

Стрелки коснулись цифр 7 и 12. Сердце остановилось. Оно отказывалось стучать до прихода Аполлона. Лера приклеилась к окну – ни одна машина не останавливалась у их подъезда. Руки вспотели и похолодели. В квартире стояла тишина – только лишь тикали часики, подло отстукивая ритм «он-не-при-дет».
Тишину разрезал громкий звонок.
Как пантера, Лера одним прыжком проделала дистанцию от окна до входной двери.
Даже не посмотрела в глазок.
Со всех силой распахнула дверь и чуть не сшибла с ног Сашу.
Вот и он.
Стоял в расстегнутом пальто.
С цветами в руках.
И с какими-то свертками. Две штуки.

Лера еле сдержалась, чтобы не наброситься на него.
Ужасно, когда приходиться сдерживать свою любовь.

А он мило улыбался.
Пришел ровно в 7.
Боже, как он красив.
Лера смотрела на него через порог. Она лишилась дара речи.
Его кудри. Лицо, губы, руки, расстегнутое пальто, улыбка. Господи, как она любила его.

Лера смотрела на него как истукан, не двигаясь с места.

- Можно войти? – спросил Саша и усмехнулся.
Подбежала Нина Николаевна, отодвинула Леру в сторону, приговаривая: «Ну что же ты гостя за дверью держишь?»

- Добрый вечер, - сказал божок тете и вошел в квартиру. – Это вам – он протянул один из свертков Нине Николаевне. Второй сверток и цветы пошли Лере.

Тетя забрала пальто, а собачка принесла в зубах новые тапочки. Саша улыбнулся, глядя на тапочки и сказал:
- С детства не носил тапки.
- А как же вы дома ходите? – Нина Николаевна повесила его пальто и понесла цветы на кухню.
- Босиком, - совершенно спокойно сказал Аполлон, который не боялся зимнего холода.
- Ванная там, - хрипло сказала Лера и побежала прятаться на кухне.
Когда Саша вернулся, тетя развернула свертки. В одном из них была бутылка заморского коньяка – для Нины Николаевны; в другом было шампанское – для быстропьянеющей собачки.
- Александр, какой великолепный букет, - в букете были лилии, белые розы и орхидеи.
- Называется «Зимний».
- Очень красивый. Правда, Лера?
- Да, - Лера от смущения опустила глаза. Ей не хватало алкоголя для храбрости.
- Садитесь, пожалуйста, - тетя указала на стул. Потом поставила перед ним шампанское и попросила открыть.
Лера принесла фужеры, все уселись и начали есть. Стол сервировала Лера – 2 тарелки, справа 2 ножа, слева 2 вилки, бокал для вина, стакан для воды; на тарелках – салфетки сложенные в какую-то фигурку.

Сначала ели салаты с великолепным шампанским.

- Лера, ну что ты сидишь молча? Твой гость, корми его, - тетя пыталась вывести Леру из ступора.

А та хотела плакать. Ей казалось, что все это очень глупо – он сидит у нее на кухне, в тапках, ест какую-то дрянь... Это все не его – он человек ресторанов, гламура и девушек, которые в 18 лет живут независимой жизнью. Помимо всего этого, она еще и сидит в углу, отдельно от своего тела, не может произнести ни слова.

- Как дела на работе? – помог ей Саша.
- Хорошо. Хотите салат «Оливье»?
- Хочу.

Лера положила на тарелку салат, а потом выпила до дна шампанское. Через 15 минут она почувствовала себя расслабленной – великая магия алкоголя подействовала.

Тетя во всю расспрашивала Сашу про его работу, рассказывала про то, как когда-то преподавала литературу и русский язык в школе, но ушла от Сашиного вопроса о том, почему она больше не учила. После закусок и аперитива была курица и вино. Саша восхищался готовкой, говорил, что уже много лет не ел такой вкусной домашней еды.

Ну и наконец настало чаепитие. Лера поставила на стол свою шарлотку, заварила чай. Она так и молчала весь вечер, за что тихо себя ненавидела – теряла драгоценное время. Даже уже опъянев, она не могла вымолвить ни слова.

Пирог порезан, чай налит, тишина.

- Александр, вот Лера очень старалась сделать шарлотку. Она первый спалила, поэтому вы едите ее второе творение.
- Нина Николаевна! – Лера начала краснеть.
- Что Нина Николаевна? Пусть твой гость знает, как ты для него старалась, - и обращаясь к Саше продолжила. – Она так расстроилась, что пирог сгорел, что побежала в магазин покупать еще яблоки, а потом у плиты час сидела, следила, чтобы он не подгорел.
Лера была красная как рак; она сидела с опущенной головой.
- Лера, мне очень приятно. Спасибо. Пирог очень вкусный, - Саша улыбнулся своей шикарной улыбкой, которую собачка так и не увидела.
- Пожалуйста, - Лера не поднимала голову.
- Лерочка, ну почему ты весь вечер молчишь? – тетя не унималась.
Его голос парализовал Леру. Она не могла двигаться, не могла говорить. Нина Николаевна решила оставить их наедине. Она поставила на стол коньяк, принесла две рюмки, ушла в комнату и демонстративно включила радио на всю громкость.

Теперь они остались одни. Лера, Саша и тишина. Оба молчали. Лера тупо смотрела на стол, Саша нагло рассматривал ее.

- Почему вы молчали весь вечер? – спросил он.
- Не знаю, - запинаясь ответила Лера.

Саша потянулся вперед и взял Леру за руку.
- Я не кусаюсь, - сказал он.

С этим прикосновением в Лерином животе вспорхнули бабочки.
«Дура, чего я боялась весь вечер? Потеряла столько времени!» подумала она и вслух сказала: Я очень рада, что вы пришли.
- Я рад, что вы меня пригласили.
- Хотите коньяку?
- Хотим.
- Вы откройте, а я еще пирога нарежу.

Саша налил две рюмки ароматного напитка. Лера глотнула совсем чуть-чуть и обожгла себе горло с непривычки. Саша пил так, будто для него это была вода. Опять ели пирог. Опять молчали. А о чем было говорить?

Когда было выпито все вино и весь коняк, когда была съедена вся еда и весь пирог и не было больше оправданий сидеть на кухне, Саша облокотился локтями о стол и сказал то, чего больше всего боялась услышать Лера:

- Спасибо за ужин. Я пойду.
- Да, - сразу сдалась Лера. – Я вас провожу.
- Спасибо.

Саша встал из-за стола и пошел в прихожую. Лера зашла к тете в комнату, сказала, что гость уходит.

- Александр, - сказала Нина Николаевна, выходя в корридор, - куда же вы сейчас поедите в такую темень? Вы же выпивали!
- Ничего. Норму не превысил.
- Ну как же так? Переночуйте у нас, а с утра езжайте.
- Спасибо, - Саша кивнул и продолжил одеваться.

Лера одела свой пуховик и в туфлях пошла провожать своего Аполлона. Пока они стояли в неловкой близости в лифте, она спрашивала себя, почему не могла произнести ни слова за весь вечер.

Вышли на холодную улицу. Саша сел в машину, завел мотор и опустил стекло, чтобы попрощаться.

- Спасибо еще раз за ужин, Лера, - и точка.
- Пожалуйста, - дар речи почти вернулся. – Вы мне позвоните?
Саша помолчал и негромко ответил:
- Нет, Лера, я не буду вам звонить. И вы мне тоже, пожалуйста, не звоните больше.
Его слова были оплеухой.
- Почему? – наивно спросила собачка.
- Я думаю... что... этот ужин был логическим завершением нашего, - Саша говорил с расстановкой и запнулся, - знакомства.
- Я думала, что мы друзья?! - Лера хотела упасть в снег и плакать.
- Лера, мы не можем быть друзьями. Вы прекрасно об этом знаете. Мы зашли слишком далеко – я не должен был допускать этого.
- Но как же? – Лера терялась в словах и мыслях.
- Простите меня. Не унывайте – ваше дело молодое, впереди много счастья.

Лера тупо смотрела на него и не могла произнести ни слова. Из открытого окна веяло теплом; от Саши – коньяком и разлукой.

- Саша, - всхлипнула Лера.
- Ладно, не люблю я эти моменты прощания. Держитесь молодцом, - отрезал Саша и поспешно закрыл окно.

Лера так и не сказала «Прощай». Она лишь смотрела, как машина медленно снялась с места и поехала по двору.

Как рысь, которая, еле сдерживая рычание, пробирается по прерии почти стелясь по земле, чтобы потом резко броситься на свою добычу, Сашина машина катилась между автомобилями, припаркованными вдоль дороги. Машина урчала и изнемогала и ждала, когда она наконец сможет набрать ход и полететь по пустым улицам вечерней Москвы. Она предвкушала, как ее хозяин будет в отчаянии давить на педаль газа, давая ей вволю насладиться холодным зимним ветром. Она ждала, когда Саша начнет игнорировать все светофоры и знаки стоп, дабы скорее убраться от этого дома и района, чтобы он не успел поддаться сердцу и не развернуть машину обратно. Потому что обратно дороги не было.
.......................
.......................
.......................
Спасибо Советский Союз!
Спасибо поганая земельная реформа!
Спасибо Москва за то, что не понастроила удобных многоэтажных парковок для своих жителей!
Спасибо всем владельцам машин, которые паркуют свои авто во дворе!
Спасибо всем владельцам ракушек, которые забили двор до такой степени, что через него нельзя спокойно пройти, не то, что проехать!
Спасибо всем! Спасибо! Иначе не пробиралась бы его машина через двор со скоростью черепахи. Иначе он бы уже уехал, и тогда это был бы конец. Навсегда.

«Дура, полная дура» - думала Лера, глядя в след трем красным фарам.
«Как ты могла? Весь вечер сидела как дебил, не сказала ничего, не дала ему повода остаться, не нашла предлог задержать его». Лера стояла, ругала себя и вдруг поняла, что она уже бежит. Бежит вслед за Сашей, потому что нельзя так просто упускать его, нельзя дать ему уйти не сказав самого главного.
Каблуки не слушались. На дороге лед – она конечно же подскользнулась. Нога страшно заболела, но нельзя медлить – он успел доехать до конца дома. Еще чуть-чуть и – дорога, а там она его не догонит.

Прибавив чуток сил, Лера дотянулась и со всей силы стукнула ладонью по заднему стеклу. Машина резко остановилась; из нее выскочил Саша. Наверное, подумал, что на крышу что-то упало. Когда же он увидел Леру, встал как вкопанный.
А она пыталась отдышаться и говорить одновременно. Слова выходили рваные.
- Саша, не уезжай. Я прошу тебя. Ты пил, поедишь сейчас, а если с тобой что-то случится, что я буду делать? Тебя остановят! Я же не переживу, а ты даже не позвонишь, не скажешь, что с тобой все в порядке!

Саша удивленно смотрел на нее. Лера словно сбросила с себя всю одежду, произнеся эти слова, и теперь стояла абсолютно голая перед всем миром. Он слышал, как тяжело она дышала после пробежки.

- С чего такая неожиданная забота обо мне? – спросил наконец он с расстановкой.
- ...Не... не неожиданная, - страх вселился в Леру, она опять начала терять дар речи.
- Значит... ты обо мне давно заботишься?
- Да, - Лера потупила взгляд. «Ты» согревало слух, но обжигало сердце.
- Почему? – может настало время поставить все точки над i?
- Потому что...так надо, - Лера чувствовала полное одиночество. Саша был далек от нее и холоден, холоден.

Саша почувствовал ее одиночество, почувствовал холод зимы, который давно окутал эту несчастную влюбленную. Он медленно подошел к ней и положил руки на щеки. Лера почувствовала его горячее дыхание. Напряжение нарастало.
- Скажи мне, - прошептал он.
- Не могу... – Лера отчаянно мотала головой, хотя знала, что уже проиграла эту игру.
- Скажи.
Лера закачала головой, но он узнал ответ, почувствовав ее горячие слезы.
Он уткнулся лицом в нее, и все шептал и шептал:
- Скажи мне, я хочу это услышать от тебя...
- Я люблю тебя, люблю, - наконец вырвалось у Леры с отчаяньем.

И потом не было ничего. Ничего кроме поцелуя. Длинного, горячего. Такого, от которого тают ледники. Они жадно целовали друг друга, наслаждаясь каждой секундой, заряжаясь страстью. Время остановилось, закончилась агония.
Этот поцелуй был еще прекраснее их первого и случайного. Теперь они могли наплевать на всех и вся и просто упиваться этим моментом.
Когда они останавливались на секунду, она шептала «Я так люблю тебя», а он отвечал «Глупая». Саша гладил ее волосы, обнимал, не знал как совладать со своим желанием поглотить ее целиком. А Лера повисла на его шее и отдалась его сильным рукам, его сильному телу.

Сколько они целовались никто не знал. Пять минут или полчаса? Теперь это было уже не важно. Оторваться друг от друга было невозможно. Те бабочки, которые вечером вспорхнули в Лере, теперь вырвались на свободу и кружились вокруг этой великолепной пары, осыпая и блестками и золотом. Весь мир остановился, чтобы подсмотреть за ними, чтобы стать свидетелем рождения любви.


- Глупая, зачем ты в меня влюбилась? – спросил Саша, когда они перестали целовать друг друга.
- Потому что ты самый лучший, - Лера смотрела ему прямо в глаза – в них отражалось ее счастье.
- Глупая, глупая, глупая, глупая, - полушепотом говорил Саша и безудержно целовал ее щеки и губы.

Потом он положил голову ей на плечо и закрыл глаза:
- Что ты хочешь от меня?
- Я хочу быть с тобой.
- Ты знаешь, что это невозможно.
- Почему?
- Ты знаешь почему, - он отстранился от нее, поправил прилипшие к ее мокрым щекам волосы и с грустью улыбнулся.
- Я просто хочу тебя видеть. Пусть раз в неделю или в месяц – мне все равно.
- Из нашей дружбы ничего не выйдет, ты об этом прекрасно знаешь.
- Я буду себя контролировать.
- Это будет пыткой для нас обоих.
- Тогда, - Лера запнулась. У нее не поворачивался язык сказать это. – Я согласна общаться так.

Она опустила глаза.
- Как так? – Саша знал на что она намекает, но хотел услышать это от нее.
Лера не отвечала.
- Ну что же ты молчишь? Начала говорить – заканчивай.
- Ну, - пролепетала она.
- Что ну? – он поцеловал ее в лоб.
- Если ты хочешь больше... больше, чем дружбу...

Саша молча ждал.

- Я согласна.
- На что? – он хотел услышать от нее слова, говорящие о ее желании, хотя и понимал, что дальше слов они не пойдут.
- Я согласна быть с тобой без всяких обязательств с твоей стороны.

Саша выжидал. Лера с болью посмотрела на него, поняла, что он ждет ответа, что она должна вымолить у него эту низость. Слезы потекли из глаз, когда она сказала:
- Если ты хочешь от меня только секса, то я согласна.

К его собственному удивлению, Лерины слова не возбудили, а разозлили Сашу.
- Зачем тебе это надо? - сказал он со злостью. – Зачем тебе это унижение? Как ты вообще могла подумать, что я захочу пользоваться тобой как тряпкой?
- Потому что я тебя люблю, - Лера стала плакать еще сильнее.
- И что? Думаешь, что это выход? – Саша обхватил ее плечи и стал ее трясти. – Посмотри на меня! Скажи, зачем тебе эта боль?
- Ты не знаешь, что значит любить и не быть с этим человеком!
- Да откуда ты знаешь, что было у меня в жизни?- Саша почти что орал - Ты меня не знаешь, я не понимаю вообще, почему ты влюбилась.
Лера начала реветь.
Саша закрыл глаза и, подняв голову, тяжело вздохнул.
- Прости, - он обнял Леру. Она начала успокаиваться. – Я очень не хочу делать тебе больно, но чем дальше мы заходим, тем сложнее это становится.
- Тогда не уходи. Пусть мне будет больно, но я буду твоя.
- Лера, моя милая и глупая, я не могу. Как бы я этого не хотел. Мы с тобой уже говорили об этом – я не гуляю на сторону.
- Ну конечно, - запротестовала Лера и отстранилась от него.
- Что значит «Ну Конечно»?
- Ничего, - Лера посмотрела на Сашу и поняла, что придется объяснять. – Просто я не верю, что такой человек, как ты, не гуляет.
- Вот ты говоришь, что любишь, а уже не доверяешь.
Лера молчала – действительно, как-то коряво получается.
- Я тебя люблю таким, какой ты есть, - решила соригинальничать она.
- А при чем тут недоверие? Как ты можешь меня любить, когда не веришь тому, что я тебе говорю?
Она молчала.
- Дело не в этом. Лера, ты должна постараться меня забыть. Я понимаю, что это может быть тяжело...
- Как ты можешь мне так говорить? – перебила его. – Я не хочу переставать любить тебя.
- Господи, я точно какой-то моральный урод. Мне надо быть одному.
- Почему мы не можем быть вместе?
- Ты хочешь, чтобы я тебе это по слогам сказал? Ты прекрасно знаешь, почему.
- Ты любишь ее?
- Да.
- Тогда зачем ты меня поцеловал? - закричала Лера и опять залилась слезами.
- Потому что я идиот! Я не должен был возвращаться сегодня; знал же что так все закончится, - Саша облокотился на мерседес и посмотрел на небо.

Лера смотрела прямо на него и не знала, что сказать.

- Лер, я знаю что ты хочешь.
- Что?
- Ты хочешь, чтобы я ушел от Светы к тебе, да?
Лера закивала.
- Заяц, пойми, у нас не будет счастья.
- Почему ты так говоришь?
- Потому что я знаю себя и я знаю, какой человек может сделать тебя счастливой. И это не я.
- Я уже с тобой счастлива.
- Это сейчас. Ты маленькая еще...
- Мне почти 19!
- А мне почти 27. Восемь лет разница. У тебя только началась жизнь, у тебя институт на носу, а у меня жизнь уже устоялась. Я живу в свое удовольствие и быть со мной – каторга, а не удовольствие.

Лера молчала. Ее пронизывала боль.

- Послушай, я жуткий эгоист. Это ты сейчас счастлива, когда я тебе уделяю так мало внимания, сейчас любишь меня таким, какой я есть, а потом ты начнешь считать меня своей собственностью, будешь требовать, чтобы я поменялся, чтобы делал все по-твоему. Я не могу так жить. Я неприемлю многие вещи в жизни и потом от первоначального счастья останутся только боль и ссоры.

Лера молча плакала.
- Ты еще очень неопытная и слишком меня идеализировала. Я такой же простой человек, как и все те, с которыми ты сталкивалась в жизни. И я далеко не идеален. Откуда ты себе все это напридумывала?
- Я просто тебя люблю, - Лера была обессилена этим разговором.
Саша обнял ее и стал опять тихо говорить на ушко:
- Очень тебя прошу забудь меня.
- Потому что ты меня забудешь?
- Нет, глупенькая ты, я тебя никогда не забуду, - его губы нежно прикоснулись к ее губам и они опять слились в поцелуе.

- Останься, - прошептала Лера.
- Я не могу, прости меня, ладно?
- Останься сегодня.
- Зачем?
- Подари мне эту ночь.
- О чем ты говоришь?
- Просто встреть со мной рассвет. Выпей еще чаю. Дай мне насмотреться на тебя, - шептала Лера, смешивая слова с поцелуями.
- Тогда нам будет еще сложнее расстаться. Ты опять будешь просить еще один раз, еще один вечер.
- Нет, я тебе клянусь. Я не буду больше звонить. Просто останься сегодня.
- Нет, зай, я не могу. Я не должен тебя даже целовать.
- Тогда зачем целуешь?
- Потому что не могу сдержаться.
- Я хочу тебя, - Лера изнемогала от его страстных поцелуев.
- Не говори этого.
- Почему? Это правда.
- Потому что нельзя называть по имени то, чего мы боимся.
- Ты меня боишься?
- Я боюсь своего желания. Это будет слишком дорогая ошибка.
- Тогда просто останься, - Лера положила руку ему на грудь и медленно повела ее вниз, пока не пересекла ремень.
Саша резко отстранился и отвернулся.
- Лер, я действительно должен идти, как бы тяжело ни было это расставание. Ты найдешь счастье, я тебе обещаю.

Потом он подарил ей одинокий поцелуй в щеку и пошел в сторону открытой двери.

- Я умоляю тебя, - сказала Лера.

Саша обернулся: она стояла на коленях на холодной земле.
Он одним прыжком проделал расстояние от машины до нее и встал на колени перед ней.
- Не смей, поняла? Никогда не смей вставать передо мной на колени! Я не стою этого! Ни перед кем не смей! Встань сейчас же! Не смей, - и он снова целовал ее заплаканное лицо.
- Тогда останься, Сашенька. Всего один вечер.

Всего одна просьба – всего один вечер. Поступиться своими принципами или настоять на своем, устоять перед этим соблазном? А разве он мог устоять перед этими красными губами, которые так нежно шептали «Я тебя люблю»? Разве не ее именем он чуть не назвал Свету, когда они напились шампанского в Париже? Разве не о ее губах он думал все чаще и чаще? Как он мог игнорировать это человеческое желание быть искренне любимым? Разве не ИХ поцелуй дарил ему бессоницу и агонию? О чьем теле мечтали его руки? Чьи глаза обжигали сердце взглядом? Чей аромат тела был похож на запах карамели? Где витали его мысли, когда ему дарила любовь другая? Чье имя приносило ему покой, когда он выслушивал истерики своей избранной? КАК он мог сказать Лере «Нет»? Сколько он еще будет метаться между сердцем и разумом? Разве он не заслуживает этой простой радости? Но она заслуживает большего. То, что ей нужно – он не может дать. Но как, глядя, на эти мокрые щеки, на слезы, которые спровоцировал он, как он мог не пойти с ней, не обнять это невинное тело, не подарить себе эти сладкие и давно забытые моменты юношеской любви? Разве он мог устоять? Ведь он уже проиграл эту игру...

- Горе ты луковое, - он поднял ее с земли, достал мобильник и набрал номер:

Да.........
привет........
нет, все нормально.......
Я сегодня не приду, ложись без меня..........
Дела...........
Давай без истерик и расспросов.........
Если ты хочешь чтобы я вообще вернулся..............
Поговорим дома...
Я тебя тоже...
Спокойной ночи.

- Я останусь, - сказал Саша, повесив трубку.
- Спасибо, - Лера набросилась на него.
Он опять отыскал ее губы и начал целовать ее. Никто ее так не целовал.

- Идем? – Саша взял ее за руку.
Лера улыбнулась.
- Я сейчас припаркуюсь.
- Я с тобой.
- Боишься, что я убегу?
- Да.
- Теперь я от тебя никуда не убегу.

Саша посадил Леру на переднее седенье, сам сел за руль и медленно развернул машину. Потом ловко высадил своего ангела хранителя и пошел с ней к подъезду.

Прежде чем они пошли в дом, Саша достал из багажника какой-то огромный пакет.
- Что это? – спросила Лера.
- Это секрет.
На этот раз в лифте стоять не было неловко. Лера держала Сашу за руку и улыбалась во весь рот. Когда они зашли в квартиру, их встретила тетя в халате.
- А я думала, куда вы пропали? - сказала она, хитро улыбаясь.
- Теть Нин, Саша решил остаться... - начала Лера.
- Да, посижу немного, проветрюсь, а потом поеду.
- Ну и правильно, - согласилась тетя. – А я пойду спать, не буду вам мешать. Лера, зайди ко мне на минутку.

Лера смутилась, но пошла за тетей в ее спальню.

- Веди себя прилично, - это все что сказала Нина Николаевна, поцеловав племяшку в лоб.

Лера зашла в ванну – тетины слова заставили ее волноваться. К тому же ей надо было привести в порядок свои дела, чтобы потом не вскакивать в середине разговора. Дела. «Черт бы их побрал» - подумала Лера со злостью. «Ну какого хрена они начались сегодня?»
Потом она вернулась на кухню, где ее уже ждал Саша. Она села напротив него и улыбнулась. Ей до сих пор не верилось, что они теперь на «ты», что между ними нет стены, и, конечно, она не верила, что он теперь уйдет.
- Хочешь...- и запнулась. Ей было странно обращаться к нему, как к своему другу или парню. – Кушать хочешь?
- Хочу. Тебе помочь?
- Нет, я все сама сделаю, - Лера стала искать вторую бутылку вина в одном из шкафчиков. Заметила, что Саша сидит босиком и обратила внимание на его носки: чистые и без дыр. Сразу вспомнила, как на уроке физры почти все парни носили протертые, даже дырявые, и непременно вонючие носки. Улыбнулась. Нашла бутылку, отдала Саше, посмотрела с какой ловкостью он откупорил ее.

Потом они ели. Саша опять хвалил еду, Лера улыбалась. Разговор был бессмысленным – оба понимали, что они просто коротают время перед тем моментом, когда не останется предлогов говорить ни о чем.
После второго ужина, порции шарлотки и чая Лера начала мыть тарелки. Она стояла спиной к Саше, но ощущала всем телом его пристальный взгляд. Вруг она почувствовала на себе его руки: он держал ее за плечи и вдыхал аромат ее волос. В голове все поплыло. Она развернулась, посмотрела прямо на него, а потом утонула в его глазах.

- Я не могу от тебя никуда деться, - прошептал он. Его руки обхватили Лерино лицо.
- Я тебя люблю, - все, что могла сказать она.
- Скажи это еще раз.
- Я люблю тебя.
Опять эти горячие и нежные губы. Его или ее? Их обоих. Опять это неземное наслаждение.
- Когда ты рядом, я не могу себя контролировать, - шептал он.
Эти слова вскружили Лере голову. Она повела рукой по его спине, потом перешла на живот. Прежде чем она успела узнать, КАК он не мог себя контролировать себя, Саша перехватил ее руку и задержал ее на своей талии.
- Не провоцируй меня, - сказал он с ноткой серьезности в голосе.
- Почему нет?
- Потому что потом не сможешь остановить.
- Не останавливайся.
- Ты знаешь, что я не могу, - прошептал он и принялся целовать ее шею.
- Какая разница между поцелуями и всем остальным? - Леру начало раздражать его целомудрие.
- О, большая! - Саша как-будто нечаянно провел рукой по ее груди, и у Леры сперло дыхание.
- Налей мне еще вина, - Лере нужна была порция храбрости.
- Это я могу.

Пока Лера пила вино, облокотившись на раковину, Саша присел на край стола и смотрел на этот странный объект желания.

- Что? – спросила Лера, заметив его взгляд.
- Я подонок, - неожиданно сказал Саша.
- Почему? – Лера чуть не выронила бокал от удивления.
- Потому что я нас обоих завожу и делаю это зря.
- Ты не один тут заводила, - Лера игриво обвила его руками.
- Я тебе серьезно говорю, - Саша грубо сбросил ее руки.
- Ты уверен, что сможешь устоять перед моими чарами? – вино уже опьянило мозг.
- Уверен, - насмешливо сказал он.
- А ты еще раз подумай, - ангел хранитель не унималась.
- Я также уверен, что могу тебя трахнуть, раз ты так просишь, и кинуть тебя этой же ночью. А потом ты будешь плакать и говорить «Сашенька вернись, я тебя люблю», - все это он произнес с таким цинизмом, что у Леры поднялось давление, и кровь с силой ударила в голову. Она долго молчала.
- Это неправда, - тихо сказала она оправившись от шока.
- Я тебе говорил, что я эгоист, - спокойствие и хладнокровие.
- Я тебя не понимаю, - Лера в очередной раз сдерживала слезы.. – Ты всегда делаешь больно людям, которые тебя любят?
- Не знаю, - Саша опустил голову. – Тебе нужно держаться от меня подальше. – И снова эти неутомимые поцелуи. – Я не могу остаться с тобой, это только на один вечер, пойми, - слова смешивались со страстью.

Лера не могла устоять. Ей было абсолютно все равно, что и как он говорил. Он знал, как дотрагиваться до нее, знал абсолютно все о ее теле. Ему не нужно было объяснять, где у нее самые чувствительные места – опыт научил его всему; уверенность делала его настоящим мачо.

Еще поцелуй, и она уже тянет его в свою комнату. Это танго двух тел, которые пытаются держать дистанцию друг между другом.
Теперь ведет Саша: страсть кипит в нем, его сильные руки разрывают эту тупую границу, ноги растаптывают все морали, все устои.
Ее кровать.
Он одержим.
Его руки уже пробрались под ее платье и нащупали единственную грань между желанием и действительностью.

Лера машинально перехватила его руки – сегодня киоск закрыт. Неужели сама природа позаботилась о том, чтобы она не смогла совершить эту ошибку?
Саше хватило этой секундной паузы, чтобы вновь взять свои гормоны и ситуацию под контроль. Он присел на край кровати, взялся руками за голову и, тяжело дыша, дал себе время остыть. Еще минута – и он сможет развернуться и уйти навсегда.
Но нет, ее руки не давали ему покоя: они снова обвили его шею; ее губы снова обжигали его кожу. Ничего, можно ограничиться поцелуями. Теперь это будет не сложно – он снова на вершине мира, снова правит своими чувствами. Его дикая страсть – загнанный в клетку зверь. Мучать его – особенное удовольствие.

Они лежали на кровати и предавались самым сладким поцелуям. Их страсть не уменьшалась. Зверь рвал и метал.
Набравшись еще немного смелости, Лера села на Сашу сверху, и, к ее удивлению, он не стал сопротивляться.
Ведь как бы он не пытался контролировать себя, природа брала верх.
Еще 30 секунд, и она уже стягивает с него свитер и футболку.
Поцелуй – и его ремень пошел вон.
Потом одинокая пуговица.
Лера не узнавала саму себя.
Молния.
Его руки обессилено падают ей на плечи, потом яростно хватают ее за волосы.
И этот момент.
Самый неповторимый.
Это поцелуй, который длится полчаса.
Это поцелуй в самую горячую точку его тела.
Первые несколько минут Лера не осознавала, что она делает, потом пришла в шок от собственного спокойствия и ловкости.
Саша больше не мог сопротивляться – его руки следовали в такт ее движениям.
Когда он начал тяжело дышать, она стала самой счастливой на свете. Когда он кончил – она стала богом.
Потом они долго лежали не произнося ни слова: он – закрыв лицо руками и тяжело дыша после полученного удовольствия; она – положив голову ему на живот. Молчание укутывало и успокаивало.
Когда к Саше вернулись силы, он притянул Леру к себе и подарил ей наисладчайший поцелуй. Потом ловко положил ее под себя и отправился на «юг» - время платить за удовольствие.
Никогда больше Лера не проклинала месячные так, как она это делала сейчас. Едва не плача от обиды, она сжала ноги и напряглась, надеясь, что Саша поймет ее тоний намек на отказ.
О, он был не глуп, совсем не глуп. Он улавливал движения и настроения ее тела и понял, когда то сказало «нет».

- Ты обиделся? – Лера боялась, что он уйдет.
- Шшшшшшш, - скомандовал он и стал усыпать ее поцелуями.

Теперь было легко – между их телами снова выросла стена. Осталось только продолжить наслаждаться этим сказочным вечером, полным поцелуев, пока не придет время платить за свои грехи – но это уже отдельная история.

- Саша, расскажи мне о себе, - попросила Лера, когда они немного успокоились и просто лежали в обнимку.
- Что ты хочешь знать?

- Все. Хочу знать, что ты любишь, что ты не любишь. Хочу знать, какие у тебя хобби, как ты любишь проводить время.
- Ты очень любопытная, - ему лень было двигать челюстью. – Хочешь еще вина?
- Ага, я принесу, - Лера вспорхнула, как бабочка, и моментально принесла бутылку с кухни.
Они выпили по чуть-чуть.
- Я люблю плавать, люблю сидеть в одном баре, где собираются все мои друзья, люблю спорт, хорошее вино, вкусную еду, люблю Париж.
- Я никогда не была там.
- У тебя все впереди, - он поцеловал ее в лоб.
- Сколько раз ты влюблялся?

Каверзный вопрос.

- Зачем ты меня об этом спрашиваешь?
- Интересно.
- Ты мазохистка?
- Почему?
- Хочешь знать о том, как я любил других девушек?
- Хочу знать тебя.
- Я тебе скажу, что мне НЕ нравится. Я не переношу ревность, подозрительность и недоверие.
- Ты думаешь, что я ревнивая?
- Мне так кажется.
- Поэтому мы не может быть счастливы?
- Нет. Просто ты еще маленькая, а я уже старый извращенец.

Лера захихикала.

- Я тебе серьезно говорю. Прошло время, когда я трепетал над женским телом в неведении. Теперь я хочу делать с ним все, что захочу и тогда, когда мне это вздумается.
- Разве это плохая черта?
- Некоторым это может показаться неуважительным.
- Почему?
- Вот представь, мы вернулись поздно домой, ты хочешь спать, а я хочу секса. Я буду ожидать от тебя, то есть от своей девушки, полной отдачи. И не так, что она спит, а я ее сверлю, как бревно.
- Это действительно эгоистично. А вдруг она болеет?
- Болеет – другое дело. Отсутствие желания – не оправдание.
- Грубовато.
- Это мои условия.
- Ты так говоришь, будто это не твоя девушка, а какая-то кукла, - «как Света», подумала Лера.
- Если ее это не устраивает – я ее не держу. У каждой женщины всегда есть список условий, которые я должен выполнять. Это обоюдные правила. Если кому-то из нас это неудобно – скатертью дорожка.
- Тебя не напрягают условия в отношениях? Ведь все должно быть построено на любви.
- Любовь живет паралельно с правилами. Такой пример: ты встречаешься с парнем и просишь его не называть тебя сукой. Никогда. Это разве не условие?
- По-моему, это совершенно нормальное пожелание.
- Ага! Это для тебя нормальное. А если ему нравится называть свою девушку сукой, после секса например? Любя. Один из вас должен будет уступить.
- Да, наверное. А ты думаешь, что ты хороший парень?
- Я надеюсь. Может я и бездушный эгоист, но я никогда не изменю и не ударю.
- Что такое измена?

Щекотливый вопрос – понятно, к чему она клонила. Саша молчал.

- Разве ты сейчас не изменяешь своей любимой девушке? – Лера постаралась сказать это с сарказмом.
Саша все еще молчал, потом выдал одинокое «Нет».
Лера была в шоке. Двуличник хренов!

- Света все знает.
- Как? – голос оборвался.
- Я тебе сказал, что не изменяю и не гуляю на сторону. Единственная осечка – наш поцелуй, - говорил он устало. Ненавидел докладывать и оправдываться.
- Ты ей рассказал о нас? – Лере казалось, что он растрепал всему миру о их любви.
- Я не называл твоего имени. Просто сказал, что совершил ошибку, поцеловал старую знакомую.
- Ты считаешь все это ошибкой? – ей ударили в солнечное сплетение.
- Да. Мы с тобой в тупике.
- А если бы мы переспали? Неужели ты ничего не испытываешь ко мне?
- Я бы потерял интерес. Через день, два, месяц, но я бы ушел.

Как больно было слышать эти слова.

- Ты так говоришь, будто знаешь наперед!
- Я же не всегда был таким целомудренным.
- Зачем бы ты бросил меня?
- Потому что мое сердце уже занято.

Еще одна пощечина.

- У меня были девушки, которым я изменял. С одной мы встречались полтора года; спали со всеми подряд и оставались вместе только потому что привыкли просыпаться рядом друг с другом. Ничего нас не держало, кроме комфорта, фальшивых слов и секса. Когда мы разошлись, я понял, что все наши случайные связи сделали из нашей любви какую-то оргию. Мы постоянно думали о других, не хотели останавливаться на каком-то одном человеке. Теперь все иначе. Как только мы становимся официальной парой, я перестаю спать с другими. Если мне надоедает – мы расходимся.
- Ты можешь проявлять серьезный интерес к одной девушке и спать с другой?
- Или другими, - Саша усмехнулся.
- Секс на ночь?
- Или на вечер. Видишь какая я свинья, а ты мне не верила. Я грязный тип, - Саша лег на бок и посмотрел на Лерино лицо, освещенное луной.
- Зачем?
- Что зачем?
- Секс на ночь. В чем смысл?
- В оргазме, - Саша ответил не медля.
- Ты можешь сам...
- Могу, но не хочу, потому что.... – он перестал говорить. Зачем-то дотронулся указательным пальцем до Лериного лба, потом нежно повел пальцем по переносице, по носу, потом по губам и подбородку, по шее... он рисовал на Лере невидимую полосу, которая загоралась страшным огнем желания. Дальше он вел пальцем по грудной клетке, животу, пока, наконец, не остановился там, где уже начинались ее трусики. – ...ничто не сравнится с наслаждением, которое дает... – и шепнул Лере на ухо это мерзкое, матерное слово, которое зародило в ней больше желания, чем их поцелуи.
Лера молчала. Ее терзала возбужденность.
- Я могу водить девушку на свидания 2 недели, потом переспать с ней и попросить удалиться сразу после.
- Они так просто уходят?
- Нет, они просят деньги на такси, - он засмеялся.
- Сколько?
- Больше, чем надо.
- Почему бы тогда не вызвать проституток?
- Проститутку не надо добиваться. К тому же эти девушки обычно возвращаются.
- Зачем?
- Нравлюсь им. Если у меня есть желание, я им разрешаю остаться еще пару раз, - опять усмешка.
- Странный ты.
- Почему? Сейчас же я люблю одного человека и не гуляю. Если любимой нет, то я наслаждаюсь жизнью со многими.
- Как ты расстался с той девушкой?
- Она застала меня в постели с другой. Обиделась. Хотя мы и знали, что спим на стороне, она не хотела этого видеть. Потом стала злиться, пыталась отомстить: сделала так, чтобы я застал ее с каким-то парнем. Мы поняли, что полностью изжили друг друга, потому что нам было наплевать друг на друга. И разошлись.
- Я бы тебя никогда не отпустила.
- У нас были другие интересы. Она меня больше не любила.
А я ее. Я хотел завоевывать сердца всех девушек, которые мне нравились.

Лера молчала. Его слова навевали грусть. Она никогда не ощущала разницу в возрасте так, как сейчас. У него был опыт, была своя боль, а она зеленая.

- Значит, я была бы как те девушки, которым ты давал деньги на такси?
- Я не знаю, но не хочу рисковать. Я тебя уважаю и никогда бы не смог так поступить.

Лера молчала. К горлу подкатили слезы.

- Лер, ты замечательная, обоятельная, и ты мне очень и очень нравишься как человек, не говоря уже о физической тяге, но я не хочу тебя портить. Я причиню тебе боль, которая сломает тебе жизнь. Зачем тебе это? Ну? Заяц, ну не плачь, - он стал целовать ее слезы.

Ей так нравилось, когда он называл ее зайцем. Так ласково... Он уткнулся лицом в подушку, а Лера стала теребить его кудри.

- Ты ни разу не спал с другой за последние три года? – спросила она.
- Спал. Но мы не были вместе. Это не измена, - Саша уже хотел спать, он лежал с закрытыми глазами и говорил лениво.
- Вы расставались?
- Да.
- Она разозлилась, когда узнала, что ты поцеловал другую?
- Разозлилась.
- Что она сделала?
- Дала мне пощечину и наорала.
- Она не предложила расстаться?
- Нет, - усмехнулся. – Потому что знала, что я дал бы ей уйти.
- Почему? Разве ты ее не любишь?
- Я поступил очень некрасиво, и если бы она хотела уйти от меня, то я бы уважил ее желание. Я не верю, что такими словами можно кидаться или шантажировать. Когда ты говоришь «давай расстанемся», надо этого действительно желать. Это не предлог для серьезного разговора – это должно быть окончательным решением.
- А если ты еще любишь? Отпустишь?
- Да. Я не хочу причинять ей боль. Если она хочет быть одна, то я не имею права ее держать.
- А если она вернется обратно?
- Я подумаю. У тебя столько вопросов, - он потянулся.
- Да, - Лера сказала печально. – Ведь это последний раз, когда я могу с тобой поговорить.

Саша приподнялся на локте:
- Зачем тебе это нужно?
- Я не могу тебе этого объяснить. Хочу помнить тебя.

Саша налил еще вина.
- Странная ты.

Лера подставила бокал и выпила его залпом.
- Света ненавидет меня, да?
- Она ненавидет всех женщин, - усмехнулся.
- Расскажи, как ей сказал про нас...- заскулила.
- Лер, я про «нас» не говорил, потому что «нас» нет.

Лера отвернулась и попыталась скрыть плач. Каждая ее слеза заставляла Сашу чувствовать себя подлецом. Он обнял ее и начал шептать на ухо:

- Ты мазохистка. Но ладно, я тебе расскажу. Мы ужинали в ресторане, я посмотрел на нее и сказал: «Свет, я недавно встретил свою старую знакомую, мы прогулялись, а потом на меня что-то напало, и я ее поцеловал.» Она весь вечер молчала, а когда мы приехали домой, мы все обсудили.
- И она простила?
- Да.
- Мне в это тяжело поверить.
- Может она простила, потому что сама совершала подобные ошибки.
- Она тебе изменяла?
- Не думаю.
- А ты бы мог простить измену?
- Смотря почему мне изменили. Если я не могу ее удовлетворить, то вряд ли сам захочу держать ее. А если по другим причинам, то это надо смотреть.

Лера молчала. Она хотела узнать больше, но не знала, как спросить. Его руки держали ее в крепких объятиях, голова лежала у нее на плече – он полуспал.
- Саш?
- Ммм, - он не спал уже почти сутки.
- А минет это измена? – вот, сказала!

Саша недовольно повернулся и лег на спину. Как его достал этот допрос.

- Я тебе сказал, что Света все знает.
- Она знает, что ты у меня? Ты ей сказал?
- Лер, зачем ты меня допрашиваешь? Ты хочешь знать, как я ей сказал, как она отреагировала?
- Да... - неуверенно сказала Лера.
- А я вот совершенно не хочу посвящать тебя в интимные подробности своей жизни.
- Ты это уже сделал, - шепотом тяжело кричать.
- Что я сделал? - он повысил голос; вернее, шепот.
- Мне кажется, что то, что мы делали – серьезнее, чем поцелуй.
- Это был твой выбор, я тебя ни к чему не принуждал. И вообще, почему тебя так волнует, изменяю я Свете или нет?
- Потому что ты лицемер! - в голос сказала Лера.
- Да, я лицемер. Я тебе об этом давно сказал. И в моей подлой жизни нет места для тебя, - Саша сел на кровать.
Лера отвернулась и заплакала.
- Я не понимаю, зачем ты это делаешь. Ты сама себе доставляешь эту боль. Ты хочешь знать, почему это не измена? Тебе в подробностях рассказать? – он говорил со злостью.
Лера закивала головой, а сердце развыралось от боли.
- Ну ладно, я тебе скажу, - голос был полон ненависти. – Мы лежали в постели и я ей сказал, что иду к «той» знакомой на ужин. Что ты сама нашла меня, что умоляла прийти, и я знал, что не отделаюсь от тебя без этого чертова ужина. Бля, я не знаю, что тебе еще рассказывать!
- Я хочу знать все. Тогда не останется сомнений.
- Ты хочешь знать все? Хочешь знать, как она орала на меня, или как я ей сказал, что должен тебя увидеть, чтобы закончить эту нелепую связь, иначе ты будешь допекать всех? Тебе сказать, как я ей сообщил о том, что возможно я буду тебя целовать, что по-другому ты меня не отпустишь, и что эти поцелуи будут пустыми? Что ты как собака будешь преследовать меня, пока не получишь то, что хочешь? – голос был полон холода и цинизма. И он заглушал ее всхлипывания. – Или ты хочешь знать, как она называла меня скотиной и запрещала мне спать с тобой? И я чувствовал себя мразью, потому что сам заварил это дерьмо. Или тебе рассказать, как я прижал ее к кровати пока она билась в истерике, и как я ее ебал и повторял, что люблю ее одну и что наша с тобой связь не имеет смысла, что секс с тобой, если он и случится, будет простой попыткой закончить все, что не должно было начинаться. Ты хочешь знать, как я клялся ей в верности, когда она кончала, или как я ее убеждал, что секс с тобой ничего не будет значить, когда кончал сам? Ты хочешь знать, как я ей пообещал не трогать тебя, как я обещал ей не видеть тебя больше никогда? Ты это хотела услышать?

Лера плакала в голос. «Собака». «Бессмысленная связь». Ничего более ужасного она не слышала в жизни. Саша стоял у окна и смотрел вдаль.

- Давай я отвечу на все твои вопросы! – рявкнул он.
- У меня больше нет вопросов! – проревела Лера.
- Они у тебя на лице написаны. Нет, я не говорил ей, как мы ходили по ресторанам. Все, что случилось до нашей последней встречи – дружба. Ее это не касается. Да, я смогу тебя забыть. Не как человека, а как объект желания. Я буду тебя помнить и всегда буду оставаться о тебе хорошего мнения. Это все?

Лера уже ничего не слышала. Зачем все это? Такая бессмысленность.
Саша чувствовал отдаленность от Леры, чувствовал холод в комнате. Почему он такая *сплошное негодование, ей-богу*? Зачем он делает ей больно? Почему не скажет все как есть? Потому что даст ей пустые надежды. Иногда приходиться делать больно дорогим нам людям, чтобы они начали ненавидеть нас, чтобы могли забыть. Ему было тяжело слышать ее плач, но если она начнет презирать его, то все будет правильно

Он сел рядом с рыдающей Лерой и положил на нее руку.
- Не трогай меня! – крикнула она вполголоса.
- Заяц, смотри до чего я тебя довел. А ты хочешь быть со мной.
- Ты просто урод! Ты совсем не такой, каким ты был, когда я тебя встретила.
- Я такой же урод, какой и был. Просто ты меня плохо знала.

Опять луна освещала ее лицо. Эти губы... Они были наваждением. Саша полунежно схватил Леру за волосы – она попыталась его ударить, но он перехватил ее руку и с силой и грубостью сжал ее.
Она не чувствовала физической боли – только боль в душе. И все равно любила.
- Отпусти меня, - взмолила она.
Он жадно начал ее целовать.
- Что ты хочешь, чтобы я ей сказал? - шептал он между поцелуями. – Что я хочу тебя видеть? Что она – единственная причина, почему я должен прекратить наше общение? Что мне хорошо с тобой? Что я еще могу ей сказать?
- Ты гад, я тебя ненавижу, - она слабо пыталась вырваться из его объятий.
- Я сам себя ненавижу. Это расставание причиняет мне боль. Но я люблю ее, пойми ты это.
Слезы и поцелуи.
- Прости меня. Прости я тебя прошу. Я не стою твоих слез.
- Я тебя ненавижу, - продолжала шептать Лера.
- Я так не хочу расставаться, малыш. Мне так будет тебя нехватать.
- Это правда, что ты сказал до этого? Про собаку?
- Да, да, это правда, - опять накалялась страсть, - но в дикой, ужасной форме. Я не должен был так грубо говорить с тобой. Боже мой, прости меня. Я так хочу тебя, я так хочу, чтобы ты была счастлива.

Неожиданно он остановился.

- У меня для тебя есть подарок.
- Да? – слезы уже высыхали.
- Сейчас принесу.

Саша ушел в прихожую, а потом вернулся с кульком. Зажег свет.
- Что это? – Лера сидела с заплаканным лицом.
- Господи, до чего я тебя довел? – Саше было неловко смотреть на ее потекшую тушь, красные глаза. Он подсел к ней и опять нашал осыпать поцелуями.
Потом остановился и сказал:
- Представляешь, я выхожу в корридор и думаю, а что если сейчас выдет твоя тетя, а я в таком виде, - и засмеялся.

Лера окинула взглядом его крепкий торс. От его тела у нее кружилась голова.
- Это тебе, - он протянул ей пакет.
- А что это?
- Открой – узнаешь.
Лера достала из пакета огромную коробку, перевязанную красной лентой. Открывать ее было волнительно. Внутри лежало серое пальто. То самое, короткое, которое так шло Лере.
- Я подумал, что тебе нужно пальто на весну, а это будет в самый раз.
- Я даже не знаю, что сказать.
- Скажи спасибо.
- Спасибо?
- Пожалуйста. С новым годом.
- Ты мне купил это пальто на новый год?
- Да. Провозил в машине 2 месяца. Никак не удавалось отдать его тебе.

Лера встала с кровати и одела пальто.

- Ну как?
- Тебе очень идет.

Саша замолчал и стал как-то необычно смотреть на Леру. Такого взгляда она еще не наблюдала за ним.

- Ты очень красивый, - сказала Лера.
- Ты так думаешь? – без эмоций спросил он.
- Ты об этом знаешь, да?
- Знаю.

- Тебе идет эта наглость.

Он не ответил. Просто молча взял ее за карман пальто и подтянул к себе. Потом встал с кровати и подарил ей долгий и глубокий поцелуй. Пока они целовались, Саша стянул с нее пальто – 1600 долларов упали на пол. Потом медленно подвинул лямку платья до края плеча, пока она не упала; тоже самое проделал со второй. Как перышко, платье слетело на пол. Лера машинально прикрыла грудь и поблагодарила саму себя за то, что одела приличное белье – кружевные шортики – и додумалась воспользоваться тампоном.

Саша прилег на кровать и стал нагло разглядывать ее. Опять этот взгляд. Что он значит? О чем он думает?
Лера чувствовала себя неловко – голая, при свете, под наблюдением…

- Опусти руки, - сказал он тихо.

Лера стояла, не опуская рук. Ее парализовало.

Аполлон чувствовал себя бессильным. Через пару минут, он встал с кровати, поднял с пола пальто и укутал в него Леру. Потом нежно поцеловал ее в шею и прошептал:
- У тебя божественное тело. Я не знаю, как я уйду отсюда с утра. Ты меня загипнотизировала.
Лера гладила его руки.
- Скажи мне это, - попросил он.
- Я тебя люблю, - сказала Лера.
- Еще раз, - его руки проникли под пальто и остановились прямо под ее грудью.
- Я люблю тебя, - повторила она.
- Прости меня за мои слова. Я последняя сволочь.
Лера взяла его руку и положила себе на грудь. Из глаз потекли слезы.
- Ты так красива, когда плачешь, - сказал Саша.

Он долго и нежно целовал ее шею. У Леры кружилась голова – никто и никогда еще не касался ее тела.

Еще минута, и что-то нашло на нее: она сбросила с себя пальто и встала напротив Саши, облокотившись спиной о стену. Он смотрел на нее, засунув руки в карманы штанов. Она никогда не чувствовала себя более красивой. Его глаза наполнились болью – он не мог обладать ею. А Лера мечтала о том, чтобы он дотронулся до нее. Они стояли так целую вечность.

В квартире послышался шорох – тетя вышла в туалет.
Лера и Саша замерли. У обоих перед глазами встала одинаковая картина: заходит в комнату без стука тетя, а там полуголый Саша и голая Лера. Как только Сашу представил себе такое безобразие, он бросил Лере ее пальто, сам моментально натянул футболку, закинул платье под одеяло, и со словами «Ты меряешь пальто» сел на стул. Прикинулся одуванчиком.
Уши горели. Они прислушивались к звукам: из крана текла вода. Шаги: тетя пошла на кухню. Тишина. Может тоже прислушивается? Опять шаги – она ушла спать.
Они захохотали в унисон. Спасибо тете – она разрядила обстановку.

- У меня для тебя тоже есть подарок на новый год, - Лера достала вышивку. – Правда он тупой.
- Как твоя беретка? - усмехнулся Саша, беря в руки плоскую упаковку.
Когда он увидел вышивку, Лера покраснела.
- Ты это сама вышила?
- Да…
- Для меня?
- Да...
- Это так мило. Мне никогда не дарили такие подарки.
- Ты думаешь, что это тупой подарок?
- Почему?
- Потому что... не знаю.
- Совсем наоборот. Ты, наверное, очень старалась?
- Да, неделю вышивала, - соврала Лера.
- Мне очень приятно. Можно я тебя поцелую?
- Можно, - Лера окончательно смутилась.
Саша выключил свет в комнате, подошел к Лере и стал снова и снова целовать ее горячие губы. Потом он взял ее на руки и отнес к окну; посадил на подоконник. Сам сел рядом. Они смотрели на темное небо, пили вино и целовались. Когда вино закончилось, Лера принялась за коньяк, а Саша просто гладил ее волосы и нежно целовал.
Когда ангел-хранитель вконец опъянела, Саша помог ей переодеться в пижаму, положил ее на кровать и лег рядом, продолжая дарить ей поцелуи.
Вскоре Лера стала отдаваться дреме, пока не уснула вконец.

Спала тревожно – ей снился ужасный сон: Она лежала рядом с Сашей, а он ей сказал, что должен уйти. Сказал, что больше никогда не вернется, запретил ей звонить. А она плакала и просила его остаться. Повторяла, что любит его. Он нежно целовал ее и прощался. «Ты любишь меня?» спросила она.
«Лера, ты прекрасный человек, ты мне очень нравишься», увиливал он.
«Я не это спросила», крикнула она.
«Зачем ты спрашиваешь меня?» возмущался он.
«Скажи, ты меня любишь?» повторяла она.
«Нет, я не люблю тебя», устало ответил он и поднялся с кровати.
А Лера лежала и не могла пошевелиться. Во сне так часто бывает.
Она слышала, как он одевается в прихожей, и все плакала, плакала и плакала.
Потом он бросил ей одинокое «прощай» и ушел навсегда.

«Отвратительный сон», думала Лера, когда поворачивалась на другой бок. Она знала, что он больше никогда не уйдет, потому что чувствовала теплоту его объятий.
10catz
Крутой Новичок
 
Сообщения: 188
Зарегистрирован: Вт мар 14, 2006 7:02 am
Откуда: город космонавтиков и город героев

Непрочитанное сообщение Ёлочка » Вт ноя 06, 2007 10:49 am

10catz
:rose: :rose: :rose:
Спасибо, тебе за этот великолепный рассказ!!! Я. честно говоря, думала, что он уйдет, а Лера покончит жизнь самоубийством. А тут так всё хорошо закончилось:) Я прям сначала ревела, а теперь сижу и улыбаюсь. Подарила мне заряд хорошего настроения перед контрольной, еще раз спасибо!!!
Хочешь напиться - не пей из унитаза.
Аватара пользователя
Ёлочка
Втянувшийся
 
Сообщения: 434
Зарегистрирован: Вт май 02, 2006 2:14 pm
Откуда: из столицы казачества

Непрочитанное сообщение alya2018 » Пт ноя 09, 2007 5:20 am

пасибки огромное за рассказ!!просто супер :) :) :) :) :lol: кидай дальше проду!!
alya2018
Новичок
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 4:43 am
Откуда: Canada

Непрочитанное сообщение Maybe_YES » Пт ноя 09, 2007 5:28 pm

Ооо, Лина!!! :rose:
Привет!!!! :)
Очень рада, что ты тут появилась!) :rose:
Так люблю твой рассказ!
А ты, кстати, пишешь продолжение рассказа?
Или пока забросила это дело?
Изображение
Аватара пользователя
Maybe_YES
Молодая жена
Молодая жена
 
Сообщения: 3569
Зарегистрирован: Вс май 07, 2006 3:13 pm
Откуда: Красноярск

Непрочитанное сообщение Только Твоя » Вт ноя 13, 2007 2:13 pm

10catz
ОболдеННый рассказ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! :rose:
Хочу продолжения :yahoo!:
Изображение
Настоящая любовь не та, что выдерживает долгие годы разлуки,
а та, что выдерживает долгие годы близости.
:inlove:
Аватара пользователя
Только Твоя
Молодая жена
Молодая жена
 
Сообщения: 211
Зарегистрирован: Вт окт 30, 2007 7:46 pm

Пред.След.

Вернуться в Творчество и увлечения

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Яндекс.Метрика